Некоторые вопросы пропорционального распределения судебных расходов между сторонами спора при частичном удовлетворении искового заявления о возмещении убытков

В соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. В случае если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

О праве обеих сторон на компенсацию судебных расходов при частичном удовлетворении иска высказался Конституционный суд Российской Федерации (далее – КС РФ). КС РФ указал, что гражданское процессуальное законодательство исходит из того, что критерием присуждения расходов на оплату услуг представителя при принятии решения является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования. Если исковое заявление удовлетворено частично, то это одновременно означает, что в части удовлетворенных требований суд подтверждает правомерность заявленных требований, а в части требований, в удовлетворении которых отказано, суд подтверждает правомерность позиции ответчика, отказавшегося во внесудебном порядке удовлетворить такие требования истца в заявленном объеме[1]. Таким образом, в случае частичного удовлетворения искового заявления и истец, и ответчик в целях восстановления нарушенных прав и свобод в связи с необходимостью участия в судебном разбирательстве вправе требовать присуждения понесенных ими судебных расходов, но только в части, пропорциональной соответственно или объему удовлетворенных судом требований истца, или объему требований истца, в удовлетворении которых судом отказано.

Приведенная позиция о критериях присуждения расходов на оплату услуг представителя, данная КС РФ, касается положений статьи 98 ГПК РФ, однако она носит общий, универсальный характер и в равной степени может и должна применяться к арбитражному процессу. 

Из разъяснений, изложенных в пунктах 12, 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» (далее – Постановление № 1) следует, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах; при неполном (частичном) удовлетворении требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и распределяются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов; при неполном (частичном) удовлетворении имущественных требований, подлежащих оценке, судебные издержки присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Между тем положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек не подлежат применению при разрешении иска неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда, рассмотрении заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок); иска имущественного характера, не подлежащего оценке (например, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения); требования, подлежащего рассмотрению в порядке, предусмотренном КАС РФ, за исключением требований о взыскании обязательных платежей и санкций (пункт 21 Постановления № 1).

Даже несмотря на наличие приведенных разъяснений, на практике возникают спорные ситуации, которые зачастую требуют детального разбора.

Так, не всегда очевидным является распределение судебных расходов по спорам о взыскании убытков.

Прежде всего, это обусловлено спецификой таких споров. В случае невозможности установления точного размера убытков суду, с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению, надлежит определить их размер - об этом указано в пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

К отдельным случаям взыскания убытков относятся иски об их взыскании в рамках корпоративных споров.

Возмещение судебных расходов по корпоративным спорам осуществляется в порядке, установленном положениями статьи 110 АПК РФ.

Положениями действующего гражданского законодательства установлено, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица, уполномоченное выступать от его имени, обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу (статья 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В качестве примера тех вопросов, которые возникают в таких делах при распределении судебных расходов, остановимся на конкретных спорах, рассмотренных арбитражными судами и Верховным Судом Российской Федерации (далее – ВС РФ).

Так, в рамках одного из дел общество в лице его участника обратилось в арбитражный суд к другому его участнику с исковым заявлением о взыскании убытков в размере 48 853 212, 88 рубля.

Исковое заявление мотивировано тем, что указанный участник сдавал в аренду имущество, принадлежащее обществу, подконтрольным лицам, что повлекло получение арендных платежей в меньшем размере и, как следствие, привело к возникновению на стороне общества убытков.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций, с выводами которых согласился ВС РФ, применив срок исковой давности и определив размер убытков в виде разницы между арендными платежами, подлежащими уплате арендаторами, и денежными средствами, полученными указанными лицами по договорам субаренды, частично удовлетворили исковое заявление, взыскав убытки в размере 36 940 824, 88 рубля[2].

В дальнейшем истец обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании судебных расходов.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, установив факт несения заявителем расходов в связи с рассмотрением указанного дела, учитывая категорию и характер спора, объем проделанной работы и подготовленных документов, степень сложности и результат рассмотрения дела, применив принцип разумности, суды первой и апелляционной инстанций, выводы которых поддержаны судом округа, удовлетворили заявление истца о взыскании судебных расходов пропорционально размеру удовлетворенного требования[3].

Иной подход применен судами при рассмотрении другого дела.

Миноритарный акционер общества обратился в арбитражный суд в защиту интересов общества к мажоритарному акционеру и бывшему директору общества с исковым заявлением о взыскании убытков в пользу общества в размере 62 508 479 рублей.

Впоследствии к участию в деле в качестве истца привлечено общество.

В обоснование искового заявления миноритарий указал, что ответчики совместно совершили сделки, в результате которых общество передало право собственности на недвижимое имущество в отсутствие равноценного встречного предоставления.

Суд первой инстанции, рассмотрев указанное исковое заявление, в его удовлетворении отказал[4].

Вступившим в законную силу постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено, исковое заявление удовлетворено частично, с мажоритария и бывшего директора в пользу общества взысканы убытки в размере 25 410 700 рублей, в удовлетворении остальной части отказано[5].

Частично удовлетворяя исковое заявление, суд апелляционной инстанции исходил из того, что сделки, совершенные бывшим директором от имени общества с согласия и при помощи мажоритарного участника общества, являлись взаимосвязанными, противоречили интересам корпорации и имели единую цель - вывод основного актива. Суд констатировал, что продажа недвижимого имущества и выход из состава участников другого хозяйственного общества, в уставный капитал которого ранее передано недвижимое имущества спорного общества, экономически не целесообразны и не обоснованы.

Необходимо обратить внимание на то, что частичное удовлетворение искового заявления вызвано тем, что суд самостоятельно произвел расчет убытков, приняв за основу минимальные значения стоимости спорного имущества.

В дальнейшем бывший директор общества обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании солидарно с истцов судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 150 000 рублей.

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 101, 110, 112 АПК РФ, разъяснениями, данными в пункте 12 Постановления № 1, пришел к выводу о том, что судебные расходы подлежат удовлетворению пропорционально неудовлетворенным требованиям от суммы искового заявления, определив к взысканию только с миноритария денежные средства в размере 114 245 рублей, в остальной части в удовлетворении заявления отказал.[6]

Постановлением суда апелляционной инстанции определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов отказано[7].

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении заявления бывшего директора общества, исходил из того, что при рассмотрении иска по существу установлено причинение обществу вреда в результате действий ответчиков, вследствие того, что его имущество отчуждено по заниженной цене, что послужило основанием для взыскания убытков. При этом указал, что критерием присуждения судебных расходов является вывод о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования, тогда как в данном случае требования миноритария являлись обоснованными, в связи с чем основания для взыскания судебных расходов в пользу ответчика по принципу пропорциональности отсутствуют.

Постановлением суда округа постановление суда апелляционной инстанции отменено, определение суда первой оставлено без изменения[8].

Суд округа сослался на то, что основания для отказа во взыскании судебных расходов отсутствуют, ввиду того, что требования носили денежный характер, судебные издержки подлежат распределению пропорционально удовлетворенным требованиям, а разъяснения, изложенные в пункте 21 Постановления № 1 в данном случае не подлежат применению. При этом суд округа отметил, что наличие вины бывшего директора общества в невозможности определения размера убытков не установлено.

Не согласившись с постановлением суда округа, миноритарий обратился в ВС РФ с кассационной жалобой, в которой просил его отменить, оставить в силе постановление суда апелляционной инстанции.

ВС РФ определение суда первой инстанции и постановление суда округа отменил, отставил в силе постановление суда апелляционной инстанции[9].

При этом ВС РФ исходил из того, что суд апелляционной инстанции, изменяя решение, фактически полностью удовлетворил требования миноритария о взыскании с ответчиков в пользу общества убытков, хотя иначе рассчитал их размер. Однако такой расчет основан на том факте, что точный размер убытков установить невозможно. Суд определял размер убытков на основании судебного усмотрения. При таких обстоятельствах возложение на участника общества судебных расходов как применение меры ответственности за необоснованное вовлечение ответчиков в судебный процесс в данном случае не может быть признано справедливым и отвечающим смыслу правового регулирования вопроса о взыскании судебных расходов.

ВС РФ также учел, что обращение миноритарного акционера с исковым заявлением являлось правомерным, поскольку в итоге суд признал доказанным наличие всей совокупности элементов состава гражданско-правовой ответственности, влекущей взыскание убытков с ответчиков. При этом при рассмотрении спора судом установлено недобросовестное и неразумное поведение ответчиков по отношению к имуществу общества. В связи с этим ВС РФ указал, что заявление бывшего директора (ответчика) о возмещении его судебных расходов на оплату услуг представителя в связи с частичным удовлетворением искового заявления основано на злоупотреблении правом, ввиду чего оно не подлежало удовлетворению.

Таким образом, при рассмотрении вопроса о распределении судебных расходов, в каждом случае следует принимать во внимание установленные по делу обстоятельства. При распределении судебных расходов судом за основу должны браться не только формально установленные обстоятельства дела о полном или частичном удовлетворении иска, но также базовые принципы законности и справедливости.

Кроме того, необходимо обратить внимание на то, что при разрешении конкретных дел нельзя упускать из виду две основные функции, определенные законодателем при установлении нормативно-правового регулирования института судебных расходов.

Первая функция носит компенсационный характер и связана с тем, что судебные расходы по своей правовой природе подобны убыткам, которые истец (заявитель) вынужден понести в связи с обращением за защитой своих нарушенных прав. Вторая функция судебных расходов носит дисциплинирующий характер. Ее основная обязанность – возместить стороне, выигравшей судебный спор, понесенные издержки. Тем самым она стимулирует потенциальных ответчиков к добровольному и добросовестному исполнению своих обязанностей, а потенциальных истцов – к реализации права на судебную защиту только как исключительно крайнюю меру, а также к отказу от надуманных и бесперспективных исков.

Подводя итог вышесказанному, приходим к выводу о том, что при распределении судебных расходов судам необходимо учитывать суть возникших между сторонами материальных правоотношений, особенность заявленного требования, а также их основные функции.

 

Ксения Бондаренко, помощник судьи, Арбитражный суд Дальневосточного округа

   


[1] Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24.06.2014 № 1469-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Управляющая компания «Жилкомсервис» на нарушение конституционных прав и свобод частью первой статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (далее – ГПК РФ) // СПС «КонсультантПлюс»

[2] Решение Арбитражного суда Хабаровского края от 14.09.2017, оставленное без изменения постановлениями Шестого арбитражного апелляционного суда от 10.01.2018 и Арбитражного суда Дальневосточного округа от 20.04.2018, определением Верховного Суда Российской Федерации от 23.07.2018 № 303-ЭС18-9307 по делу № А73-4146/2016

[3] Определение Арбитражного суда Хабаровского края от 21.08.2018, оставленное без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2018 и постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 18.12.2018 по делу № А73-4146/2016

[4] Решение Арбитражного суда Курганской области от 21.06.2017 по делу № А34-3532/2015

[5] Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2018 по делу № А34-3532/2015

[6] Определение Арбитражного суда Курганской области от 07.05.2019 по делу № А34-3532/2015

[7] Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2019 по делу № А34-3532/2015

[8] Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 22.10.2019 по делу № А34-3532/2015

[9] Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 14.07.2020 № 309-ЭС18-12370 по делу № А34-3532/2015



Возврат к списку