Возмещение вреда, причиненного преступлением


(Продолжение. Начало в №2, №3 · 2018)


ПЕРЕДАЧА ВОПРОСА О РАЗМЕРЕ ВОЗМЕЩЕНИЯ ДЛЯ РАССМОТРЕНИЯ В ПОРЯДКЕ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

          Нами уже упоминалось, что в соответствии с частью 2 ст. 309 УПК РФ при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

         По каждому уголовному делу, по которому заявлен гражданский иск, суд должен принять все исчерпывающие меры для его надлежащего рассмотрения. В соответствии с действующим законодательством суд не может оставлять иск без рассмотрения в случаях, не предусмотренных действующим законодательством. На практике, увы, это не всегда так. Усложнение уголовных дел, неготовность многих судей к разрешению сложных вопросов гражданских исков в уголовных процессах (особенно, судей уголовно-правовой специализации, рассматривающих только уголовные дела и в связи с этим порой теряющих квалификацию по делам гражданским), привело к тому, что достаточно многие суды стали злоупотреблять положениями части 2 ст. 309 УПК РФ, без оснований передавая вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, не утруждая себя всеми сложностями заявленного иска, его размера.

         И вроде бы ничего страшного при этом не происходит. Ведь суды при этом признают за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска, как бы предрешая его положительный исход. Весь вопрос, дескать, только в размере такого иска.

         Но при этом нельзя забывать, что гражданскому истцу приходится начитать все сначала (порой – после годами длящихся сложных уголовных процессов). Заверять и приобщать к новому делу доказательства, находящиеся в деле уголовном (что в принципе возможно только после вступления приговора в законную силу). Подавать новый иск. Разыскивать – в каком учреждении отбывает лишение свободы осужденный. И часто судиться совсем в ином суде. А прошедшие сроки отнюдь не способствуют исполнимости будущих судебных решений.

         Так что ущемление прав гражданских истцов – налицо. Поэтому подобные незаконные приговоры в части гражданских исков необходимо в обязательном порядке обжаловать в вышестоящих судебных инстанциях.

         Принятие всех предусмотренных законом мер, направленных на доказывание причиненного вреда, должно существенно снизить количество решений, принимаемых судами в соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ (о признании за гражданским истцом права на удовлетворение гражданского иска и передаче вопроса о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства), и способствовать обеспечению права потерпевшего на своевременное и полное возмещение причиненного преступлением вреда.

         В уголовно-правовой практике автора статьи возник вопрос: может ли суд, рассматривающий дело в порядке гражданского судопроизводства после вынесенного приговора суда, превысить размер ущерба при удовлетворении иска по сравнению с таким же размером, установленным приговором суда (дело о хищении чужого имущества)? Так, истец по делу со ссылкой на документы стал доказывать, что реальный размер ущерба, причиненный производственно-торговому предприятию, выше того, который был определен судом в приговоре, и за который были осуждены виновные. Что документы, подтверждающие истинную стоимость похищенного, были получены предприятием уже после приговора.

         Вполне естественно, что автор публикации, как защитник осужденного, со ссылкой на ст. 61 ГПК РФ стал при рассмотрении этого гражданского дела доказывать, что обстоятельства, установленные приговором суда, должны иметь по гражданскому делу преюдициальное значение, и что суд не может превысить при взыскании размер ущерба, установленный приговором суда, к тому времени вступившим в законную силу. Однако суды первой, а затем и апелляционной инстанции, в своих судебных актах указали, что факты, установленные в уголовном производстве, в соответствии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ приобретают для суда, рассматривающего гражданский иск, преюдициальное значение только по двум вопросам: (a) имели ли место определенные действия и (б) совершены ли они определенным лицом. В связи с этим, поскольку вопрос о размере причиненного ущерба не являлся для гражданского дела преюдициальным, суды взыскали истинную стоимость похищенного, то есть в размере больше того, который был определен приговором суда, с учетом дополнительно полученных документов. Вынесенные по делу судебные акты не являются бесспорными, поскольку все зависит от толкования понятия «определенные действия», предусмотренного частью 4 статьи 61 ГПК РФ. Следует ли под этим понятием иметь в виду только сам факт преступления (как это посчитали суды), или же необходимо иметь в виду факт преступления в определенном размере с определенным ущербом (как считал адвокат осужденных). Замечу только, что отменить установленным порядком эти судебные акты не удалось.

         Указать, в каких случаях суд может передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, невозможно. Но привести наиболее типичные примеры этого нам вполне по силам. Это такие примеры, как:

         •необходимость проведения дополнительных расчетов, как связанных с поиском и приобщением к делу новых доказательств о размере иска, так и не связанных с этим;

         •необходимость проведения дополнительных экспертиз по оценке ущерба, имущественной оценке и т.п. в условиях истечения сроков рассмотрения уголовного дела (в ином случае суд по уголовному делу может провести такие экспертизы самостоятельно);

         •незавершенность процессов приемки работ, например, по договорам строительного подряда;

         •отсутствие точных сведений о месте нахождения имущества, изъятого у виновных в процессе расследования, которое может быть возвращено потерпевшему с зачетом в счет возмещения вреда;

         •необходимость проведения зачетов по возмещению ущерба;

         •необходимость проведения медико-социальных экспертиз по возмещению физического вреда, причиненного жизни и здоровью, а также истребования доказательств по возмещению такого вреда;

         •иные аналогичные случаи.


ВОЗМЕЩЕНИЕ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

          В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 № 17 (ред. от 16.05.2017) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», решая вопрос о размере компенсации причиненного потерпевшему морального вреда, суду следует исходить из положений статьи 151 и пункта 2 статьи 1101 ГК РФ и учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степень вины причинителя вреда, руководствуясь при этом требованиями разумности и справедливости. В случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит возмещению в долевом порядке.

         Характер физических и нравственных страданий устанавливается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, поведения подсудимого непосредственно после совершения преступления (например, оказание либо неоказание помощи потерпевшему), индивидуальных особенностей потерпевшего (возраст, состояние здоровья, поведение в момент совершения преступления и т.п.), а также других обстоятельств (например, потеря работы потерпевшим).

         Вред, причиненный в результате преступных действий, подрывающих деловую репутацию юридического лица, подлежит компенсации по правилам возмещения вреда деловой репутации гражданина (пункт 11 статьи 152 ГК РФ).

         Возмещение морального вреда, причиненного имущественными преступлениями, возможно только в случаях, прямо предусмотренных законом. Если по уголовному делу нарушены имущественные права истца и не установлены нарушения его неимущественных прав, а законодательство не предусматривает возможности компенсации морального вреда, основания для предъявления иска о компенсации морального вреда у потерпевшего отсутствуют. Например, не взыскивается компенсация морального вреда при кражах, грабежах, иных корыстных преступлениях, если не установлены нарушения неимущественных прав потерпевшего. Но в практике автора публикации были положительные примеры взыскания морального вреда по преступлениям, связанным со взрывами бытового газа по вине сотрудников газовой компании (что повлекло смерть и увечья граждан), с небрежным хранением огнестрельного оружия, повлекшим смерть человека, иные похожие примеры, где удавалось доказать нравственные страдания.

         К примеру, компенсация морального вреда, причиненного преступлением, допускается при нарушении личных неимущественных прав человека, что характерно для последствий преступлений против личности, предусмотренных разд. VII УК РФ.

         Необходимо при этом упомянуть, что, по мнению некоторых авторов, например, С.М. Воробьева, моральный вред – это последствие любого преступного деяния (см. подробнее: Воробьев С.М. Моральный вред как одно из последствий преступного деяния: Автореф. дис…, канд. юрид. наук. Рязань, 2003).

         Нужно осознавать, что сами глубокие переживания, независимо от наступивших последствий, есть негативное явление, уже вред, так как нарушают нормальное состояние человека. Во-первых, приводят к психологическому дискомфорту. Во-вторых, действительно, представляют угрозу наступления физического вреда (в силу аккумуляции жизненных сил организма с целью преодоления внутреннего дискомфорта и в результате – ослабления иммунной системы), а в случае мощного стресса, вызванного преступлением, еще и угрозу наступления психического вреда (в виде возможности нарушения психики из-за перегрузки нервной системы), которую можно рассматривать в качестве покушения на причинение психического вреда.

         Исходя из этого, можно сделать вывод, что в результате переживаний, страданий, негативных эмоций, вызванных совершенным преступлением, происходит нарушение психологического благополучия человека, покушение на психическое благополучие и возникает угроза физическому благополучию (см.: Причиненный преступлением вред: спорные вопросы (Трофимова Г. А.) («Современное право», 2016, № 11)).

         Это необходимо учитывать, обосновывая гражданские иски о возмещении морального вреда, причиненного преступлением.

         Каких-либо четких критериев, примерных такс при компенсации морального вреда наше законодательство не знает, хотя некоторые авторы упорно предлагают подобные примерные таксы утвердить законодательно. Определение конкретного размера компенсации по-прежнему – прерогатива судьи первой инстанции по каждому уголовному делу. Это и хорошо, и плохо. Хорошо, поскольку суд остается свободным в выборе такого размера с учетом самых разных обстоятельств и факторов (а значит, всегда есть надежда, что суд во всем разберется). И плохо, поскольку практически любое (может быть даже – несправедливое) решение суда первой инстанции автоматически становится справедливым. Суды апелляционной инстанции вмешиваются в это крайне редко, а суды кассационной инстанции – практически никогда.

         Ориентироваться в этом вопросе необходимо на местную и региональную судебную практику. Хотя и она претерпевает существенные, иногда очень неожиданные изменения. Так, до недавнего времени Хабаровский краевой суд по первой инстанции не взыскивал за смерть близкого лица в пользу потерпевших моральный вред больше миллиона рублей. А недавно тот же суд взыскал за смерть несовершеннолетнего компенсацию морального вреда в размере двух с половиной миллиона рублей матери погибшего, и миллион рублей – его отцу.


         (Продолжение в № 5· 2018)


МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

          Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное  решение» выпуск № 04 (186) дата выхода от 19.04.2018.

          Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

 

Возврат к списку