Выселение и вселение: правовая природа, основания и последствия

            Правовая природа выселения и вселения

            Статья 40 Конституции РФ провозглашает и позволяет реализовать право граждан на жилище. Часть 1 ст. 40 Конституции РФ говорит о том, что каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

            В ЖК РФ определены основные принципы, формы и порядок реализации этого права, однако его реализация в полном объеме представляется невозможной без тщательного исследования и законодательного закрепления в жилищном законодательстве комплекса мер защиты этих прав и ответственности за нарушения жилищных прав.

            В числе условий применения ответственности за нарушение жилищного законодательства в литературе названы:

            •причинение вреда жилищному фонду (имущественный вред и неполученные доходы);

            •причинение вреда противоправными действиями (противоправность проявляется в том, что субъект нарушил установленные законодательством нормы либо его действиями ущемляются чьи-либо субъективные права);

            •наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями и наступившим вредом;

            •вина субъекта, причинившего вред (см.: «Правовая природа выселения», Рахвалова М. Н., «Семейное и жилищное право», 2010, № 1).

            Выселение влечет наиболее серьезные последствия для пользователя жилищем, нежели иные применяемые к нему меры. Выселение, по каким бы основаниям оно ни производилось, всегда относится к принудительным мерам государственного воздействия. В то же время далеко не всегда его можно квалифицировать как меру правовой ответственности.

            Так, выселение с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения предусмотрено в случае прекращения права собственности вследствие выкупа у собственника жилого помещения в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд (ст. 32 ЖК РФ).

            В данном случае оно справедливо квалифицируется как мера компенсационного характера.

            Представляется, что выселение нельзя квалифицировать как меру ответственности и в отношении отказополучателей при истечении срока, на который установлен завещательный отказ по наследованию (ст. 33 ЖК РФ); временных жильцов; поднанимателей; нанимателей по договорам коммерческого найма; бывших членов семьи собственника жилого помещения, которым он был обязан по решению суда предоставить право пользования жилым помещением. В этих случаях выселение можно рассматривать, скорее, как меру защиты жилищных прав пользователя жилого помещения, если в данном помещении продолжают проживать граждане, утратившие право пользования им (ст. 35 ЖК РФ).

            Таким образом, можно сделать вывод, что по своей правовой природе в одних случаях выселение можно рассматривать как меру правовой ответственности, в других – как меру защиты жилищных прав пользователя жилого помещения. В ряде же случаев выселение является мерой компенсационного характера и не может быть отнесено ни к одной из названных категорий.

            Автор статьи согласен, с учетом изложенного, с предложенным в юридической литературе понятием выселения как лишения жилища человека, проживающего в нем постоянно или временно, но не имеющего или утратившего право на дальнейшее проживание в нем, имеющего целью освобождение жилого помещения (см.: «Выселение из жилого помещения», Артемьев Е. В., Кузнецова О. В.).

            Выселение включает в себя освобождение жилого помещения, указанного в исполнительном документе, от выселяемого, его имущества, домашних животных и запрещение выселяемому пользоваться освобожденным помещением. Выселение производится с участием понятых (в необходимых случаях – при содействии сотрудников органов внутренних дел) с составлением акта о выселении и описи имущества.

            Вселение как правовая категория лишь на первый взгляд выступает как противоположность, зеркальное отражение выселения. На самом деле вселение по своей правовой природе выступает всегда как мера защиты жилищных прав вселяемого пользователя жилого помещения и не может быть ни мерой ответственности для нанимателя, наймодателя либо собственника жилого помещения, ни мерой компенсационного характера для кого бы то ни было. «Зеркальность» вселения проявляется лишь при его совершении. Если при выселении жильца и его вещи принудительно из жилого помещения удаляют, выводят, выносят, то при вселении их туда вводят, вносят, помещают.

            Вселение всегда выступает как принудительная мера. Добровольное вселение (на основании договора социального или специализированного найма, документа о собственности и т.п.) – это юридический акт заселения в жилище, проходящий, как правило, без представителей государственных или муниципальных органов, с ведома и по согласию его участников.

            Тем более удивительным является то, что Жилищный кодекс не посвятил этой принудительной мере ни одной самостоятельной своей статьи.

            Некоторые вопросы регулирования принудительного вселения можно увидеть только в отдельных положениях разных статей ЖК РФ и Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

            Вселение как принудительная мера встречается на практике гораздо реже выселения. Не случайным является то, что автор публикации в заглавии статьи на первое место поставил именно выселение (как наиболее часто встречающееся в судебной практике и больше затрагивающее права граждан), а не вселение. Более того – вселение, по наблюдению автора, чаще всего выступает в суде в качестве способа защиты ответчика путем заявления им встречного иска. Самостоятельно эта категория дел (по вселению) встречается сравнительно не часто.

            С учетом изложенного понятие вселения можно сформулировать как принудительную меру защиты жилищных прав пользователя жилого помещения, направленную на его возвращение в жилое помещение для постоянного или временного проживания в нем.

            Термины «выселение» и «вселение» как правовые категории являются достаточно устойчивыми, сложившимися. Ими привыкли пользоваться юристы в правоприменительной практике (никто, скажем, не составляет иски о «заселении» или иски «о принудительном освобождении жилого помещения», это выглядело бы как проявление правовой неграмотности). Но мы, порой, не задумываемся о рядом существующих правовых категориях. Скажем, нужно ли к требованию о признании утратившим право пользования жилым помещением в иске добавлять требование о выселении, если в квартире, например, остались вещи бывшего жильца? А ведь в жизни такое встречается. Здесь правовая категория «признание утратившим право пользования жилым помещением» совсем близко соприкасается с правовой категорией «выселение». И это лишь на первый взгляд нелепо – выселять того, кто утратил право пользования. А для судьи, выносящего продуманное судебное решение, это – не мелочь. Ведь следом может последовать запрос о порядке исполнения такого судебного акта.

           

            Особенности, характеризующие порядок выселения

            В качестве особенностей, характеризующих порядок выселения, можно назвать следующие:

            •выселение может производиться только из жилого помещения или помещения, утратившего статус жилого;

            •выселение возможно не иначе как в интересах государства, самого выселяемого (например, если дом грозит обвалом) или третьих лиц, имеющих право на жилое помещение, неправомерно занимаемое выселяемым и (или) членами его семьи;

            •выселение производится вопреки воле проживающего в нем лица и (или) членов его семьи;

            •выселяемый никогда не имел права проживать в занимаемом помещении или в силу определенных законом причин утратил такое право;

            •выселение возможно не иначе как в судебном порядке.

            Наряду с указанными особенностями, характерными для всех видов выселений, существуют основания выселения, которые различаются в зависимости от того, из какого жилищного фонда выселяется жилец (частный, государственный или муниципальный фонд) и от вида выселений.

           

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

(Продолжение в следующем номере)

 

            Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 3 (173) дата выхода от 20.03.2017.

             Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

Возврат к списку